Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Летопись Армянского ЧГК (Гюмрийский взгляд) - 2

Предисловие необязательное но нужное мне

Когда писал первую часть, то не знал, что она вызовет столько отзывов, сегодня глядя на больше чем 60 комментов понимаю, что ответственности больше, люди ждут чего-то особенного, “вкусного”, а я боюсь, что буду повторяться, излишне впадать в детали и вообще буду неинтересен. Прошу прошение заранее у тех, кого разочарую.
Кроме всего прочего эта часть, про 1994 г. получилась очень длинной и я решил разбить на две части, чтобы не утомлять.
И еще, писал я первую часть в бешенстве, пытаясь, что-то кому то припомнить, теперь совсем другая цель. Сохранить в памяти и восстановить все-то, что приятно мне и моим друзям. Вот как снова Команда собралась – Араик и Шант из Москвы, Рубика и Давида я 100 лет не видел. Хорен и Армен подтянулись. А Армине отсутствует по уважительной причине. 7 января у нее родился второй сын – Арманом назвали!
Ну поехали.

Часть 2 (1994, Начало)

Гюмрийский клуб

Когда мы говорим об армянском движении ЧГК 1993-1994 гг. создается впечатление, что оно было сконцентрировано в Ереване, а точнее в Филфаке ЕГУ. Впечатление – обманчиво.
Кроме Ереванского клуба был еще клуб “Ной”. Про него наверное лучше расскажут Айк Демоян или Тигран Кочарян, но это было реально действующее сообщество, где взрослые люди, многим было уже за сорок, собирались и собирали вокруг себя школьников и студентов и проводили тренеровки и турниры. Главное отличие от Ереванского клуба и от еще одного гюмрийского клуба “Арамазд” было то, что вопросы там игрались и как утверждает Тигран Кочарян до сих пор играются на армянском. Кстати, там до сих пор не играются вопросы из интернета, а лишь собственные. Этим можно восхищаться, но с другой стороны, создается впечатление, что клуб так и остался в 1987 г. когда был основан (кстати, первым в Армении).
Почему я начал повествование о 1994 г. с Гюмри? По той банальной причине, что год начинается с января, а в январе у нас были каникулы и мы проводили их в родном городе, изредка наведываясь в Ереван на экзамены. Ашот назвал свой клуб “Арамазд”. Осталось непонятным, почему именно имя главного армянского бога было выбрано для этого, но мы благополучно проводили свои тренеровки именно в клубе с таким гордым именем. Клуб располагался в вагончике, которых было много в Гюмри после землетрясения и который стоял во дворе, где жил Гомцян. Вагончик был полностью набит книгами и энциклопедиями и кроме литературы там помещались и два стола со стульями. Зимой каждый из нас приносил по очереди литр солярки, которой топили печку. Отлично помню эти тренеровки. Была одна установка – выиграть детский Брейн и мы тренеровались до одури, реально до головной боли. Потом приходили домой и под светом лампы составляли вопросы или разные тесты. Сейчас это может показаться абсолютным идиотизмом, но именно тогда были заложены основы для наших будущих успехов.

Хорен

Да и еще в эту зиму мы открыли для себя еще одного игрока. Поскольку прицел был на юношеский Брейн, то нужно было искать еще игроков. Ко мне, Араику Агузумцяну и Армену Мкртчяну, точно присоединялся Шант Григорян, лидер нашей второй команды, уже побывавший с нами в Ивано-Франковске, Владимире и Москве. Вопрос еще одного игрока был открытым. И этой зимой мы вдруг обнаружили, что многие игры и конкурсы у нас в клубе выигрывает парень, который был младше нас на два года и реально не котировался как будущий хороший игрок. Это сейчас г-н Мамиконян, важная фигура в АЙРЕКС, тогда Хорен был открытием нашей команды. Этот человек брал абсолютно все вопросы на этимологию. Создавалось такое впечатление, что он выучил наизусть Словарь иностранных слов и Этимологический словарь русского языка. А это было действительно важно. Это было время, когда было в моде были этимологические вопросы. Ну почти как сейчас эти дурацкие “в вопросе есть замена”. Кроме того, живя в Гюмри и посещая тренеровки в Арамазде, он действительно рос и отличался игрой от нас, тех кто уже полгода жили по законам ереванского ЧГК. Хорен стал неотъемлимой частью нашей команды. Со своей индивидуальностью и фольклором. Открою тайну для обслуживающего состава московского Брейн-ринга – команда Гюмри всегда опаздывала на съемки из-за этого вот человека, которого невозможно было разбудить по утрам, а потом заставить поспешить с завтраком или гигиеническими процедурами. И еще ему принадлежит фраза. “Ребята знаете в чем великость нашей команды – в том, что мы такие скромные”.

Спонсор

Вообще это было самое больное место нашей команды. Спонсора нормального у нас никогда не было. Тут Армен Мкртчян написал про то, что мы ехали на поезде в Ивано-Франковск с одним билетом на семерых. Чистая правда. Ночью спали поочередно или торчали в тамбуре. Сейчас думаю, вот больные ведь... а тогда ничего даже весело было.
Атмосфера этих лет и транспортные проблемы очень хорошо показаны у Норы Аланакян и Левона Григоряна. Про питание я и не говорю, питались за свой счет, иногда приходилось даже коммерцией заниматься. Сидим в Волгограде в аэропорту, не помню даже какой год, а вылет самолета опазывает на сутки. Денег нет, но у кого то есть коньяк, который случайно оказался никому не подарен. Едем на рынок и сбыв армянский коньяк (хреновый правда, непонятно какого розлива), досыта наедаемся в столовке.

И тут сразу спонсор! Отлично помню эпизод. Сидим мы с Араиком в читалке филфака ЕГУ (Араик в романогерманской филологии учился), читаем там что-то и приходит радостный Вахтанг. Я помню, что нас выгнали из читального зала, поскольку наши радостные возгласы мешали всем остальным.
Спонсор оказался президентом одного из тех фирм-пирамид, которые скоро рухнули и унесли с собой народные деньги. (Мои кстати, тоже, поэтому я иногда говорю, чо спонсором хотя бы одной из поездок был я). Каро его звали, а фирму “Сипан”.

Отбор на Брейн в Питере

В Питер мы поехали двумя командами. Взрослой, с Ашотом и Вахтангом и Люсине Абгарян, не помню кто еще играл и детской – я, Шант, Араик и Хорен. Было невероятно приятно ехать на турнир как белые люди. Денег было достаточно, форма красочная с надписью СИПАН на спине. И игра тоже классная. Я даже вопросы помню первые “За какое действие на рабочем месте выгнали сотрудника кампании Пепси-кола …”. Мы вынесли команду Владимира за 3 секунды, взяв 3 вопроса на первых же секундах. Прав был старик Фрейд, когда говорит, что самые важные воспоминания - детские. Я даже помню, что два вопроса взял Араик Агузумцян, один Хорен – этимологический (про карантин), а Шант брал все кнопки. А я, сидел себе и капитанил, передавал микрофон. Ну, а кроме этого, должен же кто-то быть, чтобы запомнить все это :)
Помню слова Стеценко “Ашот, детской команды с таким потенциалом я еще не видела”.
Про ереванские команды не помню, точно был Дима Тумасов, но вроде один. Но кроме этого ничего не запомнил, настолько сильной было детское впечатление. Видимо никто и не поехал, поскольку у господина Налбандяна это звучит примерно так «Не едет ни одна команда. Что логично - в блокадной Армении денег нет и на выживание, а не то что на игры.”

Промежуток между...

Вернулись в Ереван и продолжали тренероваться. К нам уже присоединился Шант, который уже жил в Ереване и собирался поступать в Мединститут. Хорошо помню атмосферу в ереванском клубе. Был разлад. Команды распадались и собирались. Никто не находил спонсора, а мы отбивались от всех и смотрели на все попытки “приватизировать наш Сипан” волками. Однажды Альгис заявил, что спонсор общий и ДОЛЖЕН спонсировать самую сильную команду, а не ту которую он сейчас спонсирует. Это был верх наглости и мы перестали даже какое-то время ходить в клуб. Потом вернулись, поскольку не хватало борьбы. Одних тренеровок не хватало, мы подсели на иглу соперничества и не могли без этого. Через несколько лет мы перестанем играть в телефонку, поскольку Араик заявит, что не может играть, когда не видит глаза соперника.
Каро был готов продолжать финансировать нашу команду. Непонятно почему он это делал. Возможно он уже тогда готовил себе запасной аэродром, и ехал с нами в поездки прикрываясь спонсорством, а сам просто перекачивая нажитые деньги, но в этот год он был готов везти и взрослую команду. Это было понятно, поскольку там и рекламы больше и игра серьезнее. Взрослой команды как-таковой не было. Лусине после Питера завязала, Карен Карташян уехал в Муром и там и остался жить. Был Ашот Гомцян в качестве капитана, был Вахтанг, и все. Вахтанг предложил Вардана Гаспаряна и мы с ребятами это поддержали. Ашоту это вдолбить было очень трудно и пришлось потрудиться. Но это было большим достижением. Вардан был игроком действительно московского уровня. Где-то к маю месяцу Ашот приезжает в Ереван и договаривается с Марком, что вместо Гюмри будет выступать сборная и к тремя вышеназванным присоединяются Марк Григорян, Тигран Магакян и Наташа Манусаджян. Иногда Ашот приезжает в Ереван и они тренируются у Марка дома, куда иногда приходим и мы, но одновременно мы тренеровались и отдельно у Араика дома. Команда сложилась, не хватало шестого игрока и им стал Тигран Элларян. Не хватавший с неба звезд как игрок, но достаточно крутой студент-математик, который очень хорошо вошел к нам в команду..
С экономическим состоянием в стране было так же плохо как и ранее. Пешком ходили в клуб и потом обратно домой в Аван или Зейтун. Помню, как пешком ходил из Зейтуна с тренеровки в центр.
В этот же промежуток мы узнали весть, что в Москве погиб Ашот Восканян. Это был друг Ашота, который помагал нам доставать деньги на поездки и был как бы менеджером нашей команды. В отличие от Гомцяна он действительно воспринимал нас как детей и пытался оберегать нас. Невероятно добрый и готовый помочь человек. Помню, как в Ивано-Франковске купил нам ящик кефира и заставил пить поскольку это полезно. Светлой памяти, Ашот. Лишь по прошествии годов мы воспринимаем твою утрату.
Тогда же мы узнали о смерти Алика Туманяна. После его смерти клуб надолго лишится руководителя, который бы кроме подчеркивания своего звания, пытался бы, что-то сделать для этого клуба.

Муромский лагерь

Один из самых счастливых периодов моей жизни. Лагерь на берегу Оки, который традиционно проводит Нина Анашина в этом году собрал 16 детских команд.
Утром ЧГК, днем волейбол и настольный теннис, вечером Брейн и Своя игра, по ночам дискотека. Сколько всего рассказать...
ЧГК мы сыграли здорово. Еще бы за нас играли два суперигрока - Араик и Вардан а я, Шант и Армен тоже не портили рисунка. Первые два тура мы были 3-ими, и выиграли 3-ий тур. Общий итог мы вторые после Гуся-Хрустального.
В Брейне уже 1\8 попали на команду Санкт-Петербурга, в которой капитанила Инна Друзь и сильно расстроились. Они считались фаворитами турнира. Проиграли первый вопрос, а потом было накопление из 3 вопросов и Шант взял кнопку (вопрос про Рентген) и мы выиграли 4:1, дальше было легче в четвертьфинале 5:0 у Владимира (до 5 играли) в полуфинале 5:0 у Москвы и в финале 7:4 у Одессы. (Ребят помните их капитаншу;?)
Помню как на последнем вопросе еще при чтении вопроса при словах “Монтень в своих Опытах” Араик поставил палец.
Состав чемпионов муромского турнира – Вардан Гаспарян, Армен Мкртчян, Шант Грогорян, Ара Агузумцян и Сурен Манукян (капитан)
Кроме этого мы выигрывали у всех в волейбол, а Армен в настольный теннис. Был полный триумф.
Много очень классных воспоминаний.
В первый день когда решили сыграть в волейбол с девочками из Москвы. Начали проигрывать, после того как они решили снять маечки, мотивируя это тем, что очень жарко.
Был еще интересный случай в Своей игре. Почему-то игры были разделены по половому признаку и в Своей игре для девочек за нашу команду мы заявили Инну Друзь, поскольку у нас в команде девушек не было, а у них был перебор. Помню бурную радость всего зала, когда объявляли “Инна Друзь из Гюмри”.
Еще был интересный момент, когда мы утром после завтрака, сидя у нашего домика (жили в таких деревянных коттеджах) и переваривая съеденное, решали кроссворд в газете “Зеркало” (помните была такая – из нее много вопросов делалось). Кто-то из ребят сказал “Никогда не решал кроссворд, рядом с источником информации”. Автором кроссворда был Ашот Гомцян и мы время от времени удостоверялись в правильности наших ответов.
И еще вечера, когда мы горланили на весь лагерь песни под гитару Марка Григоряна и мешали всем спать. Блин, как классно все было

Брейн -1994 (эта часть была написана при активном участии и соавторстве Левона Григоряна)

Сюда мы поехали приямо из Мурома.
Этот Брейн был намного лучше предыдущего. Носы никто не цеплял и за идиотов игроков никто не держал.
Система была такая – каждая съемка три игры. Играли две команды из зала. Победивший играл с одной из трех команд Высшей лиги. В случае выигрыша выбивал ее и сам занимал там место. И третий бой игрался с чемпионом.
Армянских команд было несколько. Ереванская с Димой Тумасовым, женой Марка, и еще с кем то двумя - возможно это были Вадик Гомаз и Арут Гилоян вошла в высшую лигу и продержалась там. Потом Виватенко их с этого почетного места выбил :(
Ереванская команда Наири: Левон Никогосян (К.), Левон Арутюнян, Евгений Мамасахлисов, Артур Григорян, Герман Камалов и Левон Григорян сыграла 2 раза: выиграла у Стирола (кстати, будущего чемпиона того года) и проиграла Одессе (выигрывая по ходу 2:0).
Небольшой khabarbzikuthjun: на игре со стиролом этот Никсон показал всем СНГ-вским телезрителям неприличный жест :) (после того как Левон Григорян решающий вопрос взял "на палец").
Ной традиционно проиграл.
Сборная Гомцяна проиграла два раза. Команды не получилось. Еще один случай подтверждающий, что Брейн-ринг игра исключительно командная.
А самый сильный игрок этой команды Вардан Гаспарян так и не сыграл на ринге из-за болезни..

Брейн-1994, слезы отчаяния-1

На Брейн мы поехали полных сил и надежд. Перед турниром, уже в Москве, Ашот сказал, что на нас ставка. После Муромской победы нас воспринимают как фаворитов.
Первый день детского Брейна и на первую же игру нас вызывают на на ринг с командой Электростали. Мы выносим их в одни ворота. 3:0. Первый вопрос берет Хорик. Отвечает “Орать на во всю Ивановскую”, спрашиваем после игры, у тебя что с русским проблемы. Отвечает “Нет, просто помню что в книжке так и написано “Орать на, в скобках, во, всю Ивановскую”. Два других взял Араик. На следующую игру вызвали команду Приморска, и после двух вопросов ведем 2:0. И тут случается невероятное, мы не отвечаем на следующий вопрос и проигрываем два других на кнопке. 2:3 и мы вылетаем. Приморск тоже проигрывает после нас и эта команда больше ничем нигде не упоминается.
Вообще в тот год как и на следующий была система называемая “Гонка за лидером”, победившая команда оставалась и вызывала себе нового соперника, а проигравший вылетал. После 3 дней игр, команды у которых больше всего побед разыгрывали титул чемпиона. В это год былу ужасная чехарда и никто не выигрывал больше одной игры. И где то на третий день, Козлов понимая, что может остаться без детского финала стал приглашать команды, у которых уже были победы. Вызвали и нас.

Дайте нам шанс! Всего один. Пожалуйста

Хочу описать этот процесс, который помнят все, кто когда либо был на Брейне. Козлов спрашивает, кто хочет остановить лидера и все команды в зале встают и орут названия команд, держа буквы названия. Стараешься всех перекричать, встретиться глазами с Козловым, когда он смотрит на трибуны, чтобы убедить его вызвать именно твою команды. Ну, дайте нам еще один шанс. А потом сидя за креслом после выигрыша смотришь на тех, кто еще на трибунах и невероятно не хочется обратно.

Марки ГАСЯТ!

Мы играли с командой Москвы. Проиграли 2:3, и самое обидное, что один из вопросов был маринованный и наша взрослая команда это знала. Очень интересно смотреть запись этой игры, которую мы делали с трибуны на камеру. Задается этот вопрос и мы отвечаем “наклеивают марки”, и шум на нашей трибуны “ай, ой, гасят марки, гасят”, Ашот мечется по трибуне и говорит, что вы им не сказали? Сказали! Голос Наташи “Я сама Сурику сказала”, и Марк подтверждает “Да я Сурику сказал”. Непонятно, почему они оба выбрали меня в качестве жертвы, но в прошествии лет, хочу заявить. МНЕ НИКТО НИ ГОВОРИЛ, ПРО ТО ЧТО МАРКИ ГАСЯТ. Про марки говорили, про гасят нет. Я что дебил, чтобы отвечать неправильно, когда мне правильный ответ говорят.
Детские съемки снимали в два цикла. Планировалось, что их будут показывать на зимние и летние каникулы. Зимний цикл выиграл Северодвинск, выигравший у симпатичной и завоевавшей симпатии трибун Таллина.

Араик

Самое время, чтобы рассказать про него. Хотя про него можно рассказывать в любом месте и это будет к месту. Он был самым сильным игроком нашей команды. И странная вещь, но это звание самый-самый будет настолько само-собой разумеющимся, что он ни разу не получит приза как лучший игрок. Почти все игроки нашей команды получали подобные призы. Я например люстру, которая у меня дома висит. Стоило кому нибудь из нас блеснуть и это замечалось, а то, что Араик один брал больше половины всех вопросов было так привычно, что никто уже не обращал на это внимание.
- Сколько у нас там призов лучшего игрока, можно считать, что столько призов и у Араика. И еще зачем ему какие-то совы, люстры или книжки, грамоты. До сих пор помня комнату 325 в общаге, черно-белый телевизор Весна, двух кассетный Интернационал, грязная посуда, какой-то портрет из какой-то газеты на стене и КНИГИ, МНОГО КНИГ -(добавлено Арменом Мкртчяном)
Но думаю все ребята согласятся, что не было бы меня в команде, и любого из нас, это не критически бы изменило судьбу команды, но без Араика мы были бы обычной заштатной командой, которых тысячи.
Араик был самородок. Мало того, что он читал в огромных количествах и в огромном разнообразии (это свойство у него всю жизнь – закончив романо-германский филфак, он стал программистом, а теперь успешный топ-менеджер в каких-то крупных российских кампаниях), но соображал на опережение. Мысли приходили к нему на один шаг быстрее, чем ко всем нам. Иногда было непонятно, как может родиться эта версия, вот так прямо из неоткуда. Вместе с тем абсолютно уверен, что Араик был командным игроком. И больше того, он был игроком именно нашей команды, именно в таком сочетании. Бравший тысячу раз игру на себя, он никогда не будет тянуть одеало на себя, никогда не будет стремиться к капитанству или лидерству в клубе. Муромская победа, Брейн-1994 и 1995 г. апогей его игры, тогда он был в фантастической форме. Жаль, что Элитарка в Москве так запоздала и сыграл он в ней лишь в 2000 г., когда уже почти завязал с игрой, с головой уйдя в бизнес)

Брейн-1994, слезы отчаяния-2

Второй цикл оставил больше хороших воспоминаний. Нам дали еще один шанс. Мы были спонсорской командой и поэтому в немножко привелегированном положении. Играли на предпоследний отборочный день в последней игре. До этого Муром выиграл 2 матча, но мы оказались сильнее. Когда нас вызвали на ринг, я не помню как дошел до игрового стола. Было невероятно много народа и они сидели чуть ли не у столов на полу. Мы выиграли 3:1 и закончили день лидерами. В этот день мы ложились спать с мыслями, что все равно, что будет завтра, сейчас мы лучше всех. Но до этого нужно было найти Ашота Гомцяна и сказать, что мы выиграли. А где был Ашот… Спал в номере. Он пришел в тот день только на последнюю съемку и узнал, что мы выиграли.
На следующий день мы выиграли у Кузьминок 3:0 и проиграли Туле 0:3, но все равно набранных побед хватало на финал.
В финал вышли Гюмри, Таллин, Северодвинск и Баку. Было понятно, что нас с Баку разведут в разные концы, чтобы было меньше шансов сыграть друг с другом. В этот же год в финал КВН-а вышли наши ребята из ЕрМИ и Парни из Баку, финал так и не был разыгран. Перед финалом Ашот пришел с разговора со Стеценко и сказал ребята вы первые, но поборитесь, сломайте им сценарий. Была отличная игра с Таллином, мы проиграли 2:3. Туринир опять выиграл Северодвинск переиграв Баку.
Нам на это было наплевать. Мы сидели и плакали. Все. Помню Шанта который плакал почти назврыд, Араика, Армена. Хорика мы потом нашли, он забрался за огромные часы, которые отмеряли время и лежал там, пока не пришли работники Останкино и с ужасом в глазах прогнали его оттуда, пока его не грохнуло током.

Ломка

Возвращались мы в унынии. Вахтанг разругался с Ашотом. Мы были в абсолютной прострации. Ничего не хотелось вспоминать, кроме того последнего вопроса.
Я помню, что после этого, клянусь недели две, каждую ночь видел игру с Таллином, причем всякий раз с разным исходом. Помню как звонил Хорену в Гюмри и спрашивал,
- Ну как? Опять?
Он отвечал
– Опять, у тебя тоже?
- Угу
Еще помню как пришел к Араику домой в Гюмри. Мы сидели друг напротив друга в креслах и даже не включая света, хотя была уже ночь говорили про минувший Брейн, говорили, что у нас натуральная ломка, что нам хочется еще раз туда, за стол, где невероятный драйв, когда в этой жарище, дрожь от волнения такая, что зубы стучат. Когда напряжение в абсолютной тишине, когда Козлов читает вопрос, просто физически чувствуется. Когда невероятно долго длится время после того как увидел палец за своим столом и загорелась лампа.

Иногда я думаю, а что если бы мы выиграли вот тогда в 1994 году. Не было бы 1995-го. Но наверное это было бы неправильно. Все таки победа 1995-го действительно была заслуженней. Мы одержим тогда 9 побед (столько одерживала в один сезон только легендарная команда из Мурома (кап.Д.Ефиц), мы станем сильнее и уверенее, в нашей команде будут люди, которые заслуживали этой победы и без которых она была бы неполной – Армине Атоян, Рубик Мурадян, Давид Григорян.
Нет все таки, все должно было произойти так как произошло.

Мирный Ереван-94

Все это ждет нас потом, а пока мы возвращаемся в Ереван, который уже отходит от ужасов войны и гробов с погибшими ребятами, которых привозят из Карабаха. Уже не ловят по вчерам на улице и не спрашивает студбилет военная полиция. Столица уже начинает потихоньку жить мирной жизнью. Открылась Дока Пицца и мы с ребятами часами там просиживали за одной пиццей на всех. В Поплавке уже играли джаз, но он был совсем не таким культовым местом как сейчас.
Это было волшебное время, когда все было в первый раз и все удивительно. Или мы умели удивляться или действительно удивительного было больше.
Молодая республика отходила от сумерков империи, которая разрушилась в одночасии сделав нас независимыми, но мы все еще цеплялась за нее. В Ереван привозили русских звезд, своих не было. Не было и того, что мы называем шоу-бизнесом. Помню как однажды Поле чудес выиграла девушка из Армении, которая стала в один миг знаменитостью и написала в газете “Эпоха”, что собирается объединить всех интеллектуалов и создать клуб:)
Желание объединять и возглавить возникло у многих. Помните слова молодого Робеспьера “Я поведу их! Куда? А какая разница”. Пока все проходит в подковерной борьбе. Два полюса существуют. Ашот Гомцян и Марк Григорян уже не переносят друг друга. У Левона Никогосяна тоже есть амбиции, но он пока не определился, чью сторону брать. Потихоньку складывается сотояние незримого соперничества. И если раньше соперничество было здоровым, теперь все переродилось в борьбу за влияния.
Каро задумал телепроект Что,где,когда. Мы даже провели кастинг ведущего, но однажды утром нашли закрытыми двери его офиса на ул. Туманяна (это сейчас рядом с клубом “Куб”) и поспешили быстро оттуда ретироваться, чтобы не быть побитыми обманутыми вкладчиками, которые в бытность его клиентами часто видели нас в его офисе.
Спонсор кончился.

Зеленый зал

Ереванский клуб переселяется в Зеленый зал. Там места больше и постепенно появляются новые команды. Я думаю, что именно приток новых людей и вызвал борьбу за власть. В старом клубе, где каждый знал друг друга давно, было трудно предъявить претензии на лидерство, тебя бы послали куда-то достаточно далеко. А тут новые люди, новые команды, которые не очень разбираются в игре, но уже хотят быть частью тусовки.
Именно в это время Тусовка становится для многих более важным чем Игра. Юноши и девушки будут раз в неделю ходить в клуб, брать всего 1 вопрос из 12, но щеголять гордым званием игрока ЧГК. Это было модно в то время. Тусовка съест на какой-то момент настоящий ЧГК и Зеленый зал станет не местом игры, а местом показухи, разборок и попыток заработать какой-то капитал и удовлетворить амбиции.
Помню команду Дети Наири. Хорошая команда- шумная, неорганизванная, но сильная, с драйвом. Рубик Мурадян, Давид Григорян, и еще если не ошибаюсь там Армен играл Меликбекян, который сейчас на ТВ футбол ведет. Появляется много игроков, которые ни в какие команды не входят, а садятся играть где придется. Карен Саркисян - соц, Арсен Багдатян – честни.
Назревало новое распределение ролей. Новый поток приносил с собой новые конфигурации, когда количество уже било качество и в какой-то момент “серая толпа” стала в одночасье делать королей и свергать их.
Продолжение следует.

Летопись Армянского ЧГК (Гюмрийский взгляд) - 1

Часть 1 (1990-1993)

Предисловие, нервное но необходимое.

Мысль написать летопись Игры была у меня давно. Как профессиональный историк, я храню все записи моей родной команды на ВеХашЭс и в свое время вел подробный отчет всех международных игр. Казалось бы вот он архивный материал.
Однако как и всякое фундаментальное дело приходится делать потому и тогда, когда понимаешь, что очень многое написанное до тебя неполно, неверно, приврано (сорри, за искренность) и с моей субъективной точки зрения важно, но пропущено (например, то что команда Гюмри вышла в финал телеБрейна в Москве в 1994 г, и выиграла детский телеБрейн в 1995 г. никто благополучно не вспомнил, вопросы чемпионата Армении 1995 г., были Марковские, а не Гомцяна и вел Брейн-ринг Марк (есть кассеты с записью) и люди, которые говорят, что мы их знали, нагло врут, пытаясь оправдать свое поражение).

Писать историю ереванского клуба или же армянского ЧГК без нашей команды, то же самое, что и писать например историю российского футбола без победы ЦСКА в кубке УЕФА. Можно конечно. Но… кто в это поверит.

Историческая необходимость осуществить данную летопись мне лично понятна, поэтому если будут дополнения и комменты прошу писать мне лично.

Про себя: Сурен Манукян, игрок команды Гюмри. Историк, кандидат наук
У меня лично 52 игры на московском телеБрейне.
Команда была в высшей лиге московского телеБрейна в 1998 г. Команда вышла в полуфинал московского телеБрейна 1999 г. (последний телеБрейн). Чемпион юношеского московского телеБрейна - 1995, вице-чемпион юношеского телеБрейна – 1994, чемпион Брейн-ринга Муромского фестиваля-1995, Чемпион Армении по ЧГК-1995, чемпион Армении по Брейн-рингу -1995 г. Два игрока команды играли в Элитарном клубе ЧГК в Москве. (Шант Григорян и Ара Агузумцян)

Начало

Был год 1990-ый. Я, Араик Агузумцян и Армен Мкртчян учились в одной школе в Гюмри и однажды пришли туда люди из клуба Ной и сказали, что ЧГК это не только то, что мы видим по ТВ, но также и то, что совсем рядом в нашей школе в виде учителя истории – Артура Никогосяна.
Мы в это поверили прошли отбор и вот я с того времени болею этой игрой.
Команда получилась на славу. Играл в ней Ара Агузамцян, по моему одним из лучших игроков армянского ЧГК (его калибра можно назвать лишь Тиграна Магакяна, Левона Григоряна и Вардана Гаспаряна, остальные и близко не стояли). Мы 8-классники делали всех в нашем родном, славном городе Ленинакане. Выигрывали все чемпионаты города, обыгрывая студенческие и взрослые команды.
В последнем классе разругались с Ноем и вышли из клуба. Возгордились мы. Кто же без греха, в армянском ЧГК – никто, чему свидетельство написаные многими летописи. Подумали, что научить они нас не могут ничему больше и ушли в свободное плавание. Иногда, уйти сразу бывает лучше, чем оставаться в непонятной атмосфере. Все таки спасибо им за то, что приучили нас к этому делу. К Игре с большой буквы.
Собирались мы уже отдельно, в разных местах, у разных людей дома двумя командами (в составе второй были Шант Григорян и Хорен Мамиконян, впоследствии ставшие игроками нашей команды) пытались тренероваться.
Однажды Араик пришел на тренировку и сказал, что встретил по дороге Ашота Гомцяна, который тоже вышел из Ноя и хочет нас тренеровать.

Ашот Гомцян

Человек, который привел нас к победе в детском телеБрейне-95, благодаря которому мы оказывались и в высшей лиге уже в классе взрослых команд, даже после того как расстались с ним.
Один из достойнейших людей армянского ЧГК, вместе с ним один из злых гениев этой игры. Человек, который использовал нас для того, чтобы доказать Ною и всем остальным, что он величина, но вместе с тем ставший учителем для 16-18 летних мальчишек и девченок, оказавшим огромное влияние на их мировозрение.
Он был действительно великим Тренером. Мы тренеровались у него в домике, каждый день, по специальной методике. Бывали недели, когда мы не играли ни одного вопроса. Разные тесты на развитие памяти, ассоциативного мышления, командной игры, выбора версий, генерацию версий. И потом, когда Гомцян объявлял, что предлагает сыграть 12 вопросов, мы просто смаковали эти вопросы и показывали все, на что были способны.
Он был человеком, который влезал в долги, в те голодные годы, чтобы мы ехали на турниры. Эти долги мы вернем ему потом, когда выиграем детский Брейн и продадим компьютер, чтобы купить билеты обратно и оставшиеся деньги отдать Ашоту.
Другое дело, что он не смог понять, что к 1996 г. мы уже выросли, а он привык воспринимать нас как свою детскую команду. Вот и разругались мы с ним из-за этого. Типичный конфликт отцов и детей. И даже не поймешь, кто виноват. Но это уже наши с ним дела. Мы простили его за это. Он всегда наш тренер, сделавший из нас Команду.
Но есть еще одна слабость, которую он не смог преодолеть.
Когда мы выиграли детский Брейн, это был фурор в Москве. Трибуны все болели за нас, но самое ужасное было то, что в армянской делегации были люди, которые даже нас не поздравили с победой (Вахтанг и иже с ним). Когда мы вернулись с победой, тут в Зеленом зале мало кто подошел и сказал, ребята вы молодцы, мы горды, что вы это сделали. Зависть, ужасная зависть снедала армянскую тусовку. “Почему они, почему не мы”? Представьте себе такую ситуацию. Возвращается Аронян из Вейк-кан-Зее и никто его из армянских шахматистов не поздравляет. Не получается:) В ЧГК так и было.
Ашот думал, что нас примут как триумфаторов, а его как автора этого триумфа. Он ошибся. Мы по молодости лет, больше погрязшие в учебе, студенческих разборках и любовных историях, не особо обратили на это внимание, а он не выдержал.
И вот читая эту летопись я понял, что сам старею, почему-то мне сейчас стало обиднее, чем тогда. (“Очередная сессия телебрейна. Тумасов-Григорян - без особых успехов, поехавших в отчаянной надежде сыграть "Факиров" не вызывают”). Без особых успехов говоришь, Карен? Странно, может ты не знал, что мы выиграли Брейн? Скорее всего не знал, поскольку эта команда фигурирует в твоей “летописи” всего лишь как “команда, которую тренеровал Гомцян”.

Ереван

Сентябрь 1993 г. ознаменовался для города, который утверждает, что ему уже 2878 лет (тут может быть дискуссия между историками, урбанистами и социологами клуба), кроме всего прочего и тем что сюда приехали несколько честолюбимых, амбициозных и начисто лишенных страха перед авторитетами гюмрийца. Я, Араик Агузумцян и Армен Мкртчян плюс Тигран Элларян, который тренеровался с нами у Гомцяна присоединились с моим однокурсником Айком Демояном, игравшим за Ной и решили прийти в ереванский клуб и показать, как надо играть. (С Демояном была достигнута договоренность, что проблемы между Ноем и Арамаздом (клуб Гомцяна) остаются в родном городе, тут мы должны пробиваться вместе).
Однажды, где-то на вторую неделю после приезда в столицу, мы праздношатающиеся гюмрийцы (ходили мы всегда этакой стаей, компенсируя отсутствие шрджапата и знание города и его традиций), встречаем Левона Никогосяна на улице Абовяна, там где сейчас гостиница Авиатранс. Он предлагает прийти в Филфак ЕрГУ и поиграть в Ереванском клубе.
Леву мы знали как игрока из ереванской команды, с которым мы познакомились в то ли в Туле, то ли уже на Брейне.

Тульский самовар

Тула была если не ошибаюсь осенью 1992 г. Мы поехали туда и достаточно хорошо сыграли, выйдя в финал детского турнира и заняв в итоге 5-е место, среди около 30 команд. Это была Мекка ЧГК, огромное количество команд, когда стоишь и глаза со страхом выхватывают за толпы Друзя, Вассермана, Козлова, Бурду, Петрушко, Гандилян. У меня до сих пор хранится блокнот с надписью Друзя, “желаю Сурену и его команде стать хорошей командой”. Знали бы вы, Александр Абрамович, что в 1995 г. мы обыграем вашу дочь в финале юношеского телеБрейна, а в 1999 г. в последнем телеБрейне, когда наша команда дойдет до полуфинала, мы выбьем вас в 1/8 финала. (Турнир был в сезоне 1999 г. был с выбыванием, по олимпийской системе).
Кстати, у меня есть и автограф Норы Аланакян, которая для нас была не меньшим кумиром. Ну если не Богом, то полубогом точно. Они были той командой, которую мы смотрели по ТВ и завидовали. Честно, завидовали, признаюсь. Но это не мешало всегда иметь хорошие отношения. С Норой, с Димой Тумасовым, с Арутом Гилояном, с Вадиком Гомозом (исправлено с помощью Левона Григоряна). Они тоже всегда хорошо воспринимали наши победы, потому, что сами никогда не были обделены ими. Вот проблема нашей тусовки. При отсутствии международных успехов, можно промолчать и про чужие.
Одновременно мы поняли, что кумиры не боги, а обыкновенные человеки. Тут я впервые сыграл в Мафию, которую вел тот же самый Друзь. Вел великолепно. Никогда еще я не встречал такого ведущего.
Еще впечатление было от того как вернулись в Гюмри, а там срубили парк у Драматического театра им.Ачемяна. Когда ехали был лес, а приехали лишь пеньки.
Еще помню, как в номере ели сгущенку и шпроты. Когда ехали, домашние положили с собой в дорогу. В те голодные годы, казалось, что во всем мире напряг с продуктами.
И еще из Тулы я привез Толкиена. Всего в такой подарочной коробке.

Питерский фестиваль

Туда мы поехали тоже с приклячениями и за свой счет. Стоило оно того? Не знаю, турнир был взрослый, нам было всем по 15 лет и у нас не было шансов.
Хотя поскольку это был наш второй турнир, мы меньше мандражировали в обществе и уже познакомились не некоторыми личностями.
Были и курьезы. Мы с Араиком познакомились с девочками из Питера, назначили свидание на следующий день «На Невском проспекте, у дома с колоннами». Если вы были в Питере, вы поймете, то, что поняли мы выйдя на следующий день с Араиком из метро на Невский проспект. ТАМ ВСЕ ДОМА С КОЛОННАМИ. С горя побрели в Дом Книги и отоварились.
Книги это отдельная статья. Мы покупали их в огромном количестве, так как они были достаточно дешевыми и плюс в Армении мы не могли себе позволить не такого ассортимента не такой роскоши, чтобы сорить деньгами.

Фестивали и телеБрейн-1993

После Питера мы поехали на фестиваль в Ивано-Франковск в январе 1993 г., где взяли второе место. У меня есть до сих пор запись финала, где мы играем с местной командой, и пытаемся понять вопросы, которые нам читают на украинском. Был прикол, на вопрос, про то, что кто-то мажет волосы “оцтом”, девушка переводчица не знала как это переводить и мы решили, что это “ацентон”. Оказалось это уксус.
Там же встретили православное рождество. невероятно красивое и доброе. Ребята из местной команды повезли нас на Яремчу... на горы. Нам живущим в горах людей показывали какие-то холмики.

Потом был Владимир, где из-за амбиций Ашота мы поехали не детской командой, а совершенными детьми плюс Ашот – взрослой, но все равно прошли отбор.

Потом был самый идиотский Брейн из 5 телеБрейнов, в которых я участвовал. Козлов заставлял прицеплять носы, нацепить табличку “я проиграл всухую” или обривать бороды (Жарков из Владимира, например) тех кто проиграл. Мы решили, что не будем на это соглашаться, если нам это предложат. Армянская гордость.
Играли рекордное количество армянских команд. Мы сыграли один раз взрослой командой (Ашоту это долго не могли простить, на трибуне во время детского турнира брали все вопросы, что и подвигло его прекратить эксперименты и послать на следующий год нас на Брейн в юношеский турнир). Состав был такой (Я, Араик Агузумцян, Лусине Абгарян, Юля, Карен и Ашот и проиграли мы Одессе с Бурдой и Мароховским.2:3 на кнопке. Ной проигрывал оба раза и без варианта. Из 3 ереванских команд ближе всего к победе была команда Парус Алика Туманяна, там Лева играл Никогосян, Женя Мамасахлисов, Гера Камалов, Артур Чечен и Левон Арутюнян. Ребята выигрывали вроде 2:0, но проиграли, вроде той же Одессе или Стиролу. Команда Марка Григоряна, как-то странно называлась Альфа вроде, с Магакяном вроде оба матча на ноль проиграла. Проиграл и армянский фаворит. Команда Тумасова (Дима Тумасов, капитан, Арутюн Гилоян, Вадик Гомоз, Степа Малхасян, Саша Маркаров и Нора Аланакян)(исправлено с плмлщью Норы Аланакян). Из армян лишь Лусине Абгарян из нашей команды сыграла в детской сборной, которая выиграла в этот год детский Брейн (капитан Шапкин из Кишинева).

Ереванский клуб – 1993. Счастливые времена

Когда мы пришли в клуб мы были там самыми юными. Но вместе с тем, повторюсь, нам казалось, что мы всех сделаем. Причина была в том, что мы воспринимали нашу команду как совершенно иной уровень. Мы много ездили, чувствовали себя как минимум мастерами спорта международного класса.
Тут мы поняли, что всем нет дела до наших поездок и никто на нас пальцем не показывает. Очень скоро борьба в клубе стало чем то вроде установки отомстить Еревану за все обиды, нанесенные нашему городу. Этот вечный комплекс второго города не миновал и нас. Доказывать, что “когда у нас в Городе (Город – так называет Гюмри каждый истинный ленинаканец, без упонинания названия, с большой буквы как Рим например - Урби) были автомобили, у вас в Ереване на ослах ехали”, приходилось каждый вторник и пятницу.
Все оказалось гаАраздо сложнее. Мы очень редко выигрывали ЧГК, почаще Брейн. Но самое главное атмосфера. Ее никогда и нигде не удасться восстановить. Потом появятся амбиции, нездоровая борьба за лидерство и все полетит в тартарары.
А пока были несколько месяцев отличных тренеровок. Ощущения того, что ты и еще около 30 человек живут одним и тем-то. Это была игра еще не испорченная интернетом. Когда вопросы писались самими участниками и хотя и были возможно не очень качественны, и иногда свечены, но не потому, что были играны, а потому, что просто составитель вопроса наткнулся на ту же книжку или журнал, что и кто-то до него. Это были бурные обсуждения и разбор полетов после игры, когда мы собирались в общаге у Араика и Элларяна и обсуждали вопросы и тренеровались. Тренеровки заканчивались пьянками, когда бутылки водки Распутин или болгарского (исправлено Шантом) пива Астика распивались расбавленной в трехлитровой банке пакетиком Инвайт и клятвами выиграть на следующей тренеровке или возгласами “Да они в жизни живого Козлова не видели, а мы каждый месяц на турнир ездим”.
“Они” это были команды ереванского клуба.
Отлично помню ребят из Политеха, которые в одно время назывались Дьяволы, а потом стали “Прессой”. Вааг, Вова, Айко. Классные пацаны, до сих пор иногда на улице пересечешься, потом настроение на весь день отличное.
ДАФ – братья Тваскисы и вроде еще Вардан Гаспарян за них играл, всегда эмоций через край, но играли средне, хотя сейчас думаю, как это Вардан так за них мог играть… Значит не было Вардана.
Команда Алика Туманяна, не помню как они назывались тогда. Хорошая команда. Много крови мы попортили друг другу.
Команда Марка, приходила редко, если и собиралась, то объединялась с Тумасовскими ребятами. С Норой, с Левой. Чаще всего и побеждала.
Была еще одна команда за которую Карен играл Аракелян. Называлась именем капитана, не помню как.
Наша команда называлась Гюмри (Сурен Манукян, Армен Мкртчян, Араик Агузумцян, Тигран Элларян, Айк Демоян и… Вахтанг Саркисян). Последнего привел опять Араик (так же как и в свое время Гомцяна). Они вместе в баскетбол играли и Агузум привел чуму на нашу с вами голову.
Мы были полноправной командой Ереванского клуба. Одной из. Регулярно ходили на все тренеровки, и были частью тусовки.
Карена Налбандяна помню как составителя вопросов. Наверное самый плодовитый и самый лучший вопросник клуба в середине 90-х
Впереди был 1994 г. когда закончилась война и начались дрязги в стране. Когда общество перестало быть единым народом и занялось распределением всего того, что можно было называть богатством. И кроме борьбы за металл, люди стали биться за власть.
Наш клуб – маленькая проекция общества.
Маммона настигла и нас…

Продолжение следует